3 мая 2013 г. – Страстной Пяток (Страстная Пятница)

Днесь висит на Древе, Иже на водах землю повесивый: венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь: в ложную багряницу облачается, Одеваяй небо облаки: заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама: гвоздьми пригвоздися Жених Церковный: копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе, покланяемся Страстем Твоим, Христе, покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение.

Страстная пятница - самый страшный день в истории человечества. В этот день совершилось, как казалось, предельное торжество зла, человеческой зависти и неблагодарности: Христос, воплотившийся Творец мира, столько веков ожидаемый Мессия был отвергнут Своим народом, подвергнут страшным издевательствам, несправедливо осужден и предан самой мучительной и позорной, которая только когда-либо существовала, казни. Каждый человек, действительно живущий жизнью Церкви, знает ужас и бесприютность этого дня. Конечно, мы знаем, что Христос воскреснет, что крестная смерть и Воскресение неотделимы в деле спасения человека, что без временного триумфа тьмы не было бы и победы над смертью, что в Своем крестном пути воплотившийся Бог, по словам пророка Исайи, понес наши болезни... изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши... и ранами Его мы исцелились (Ис. 53, 4-5), - и это было самое ясное проявление бесконечной божественной любви. Но какой ценой обходится этой любовь! И можно ли без содрогания сердца принять эту жертву?! Путь к смерти ужасен для каждого человека, а Иисус истинно был человеком, но, и более того, для Христа он был особенно труден.

Для просто человека смерть неизбежна, это - единственный бесспорный и общий для всех факт биографии, от которого некуда деться и с которым нужно и можно смириться; Христос же пошел на смерть добровольно: Никто не отнимает ее [жизнь] у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее (Ин. 10, 18). Смерть была не властна над Ним, потому что, приняв всю полноту человеческой природы, Сын Божий был вне греха, породившего истление и гибель человека. И Христос в своем человеческом естестве боролся со смертью как совершенно чуждой Ему стихией, боролся до кровавого пота, но принял, пройдя эти борения, волю Небесного Отца и победил смерть Своим Крестом и Воскресением. Митрополит Антоний Сурожский так пишет об этом: «Свободно, но с каким ужасом Спаситель отдал Свою жизнь. Первый раз Он молился: Отче, если Меня может это миновать - да минет. И боролся. И второй раз Он молился: Отче! Если не может миновать Меня эта чаша - пусть будет. И только в третий раз, после новой борьбы, Он мог сказать: Да будет воля Твоя. И в эти великие и страшные минуты ученики дважды уснули, оставив Своего Наставника одного перед трагедией смерти, не проявив простого человеческого участия, которое, даже по естественным этическим нормам, необходимо было проявить к каждому, кому предстоит умереть.

Потом много лет спустя все апостолы, кроме Иоанна, который закончит свои дни в ссылке, сами примут мученическую смерть за Христа, но в эту ночь они разбежались. Простые же обыватели (а не с ними ли нам уместнее отождествить самих себя) кричали: возьми, возьми, распни Его! - а когда Пилат пытался отпустить Иисуса, угрожали игемону, по сути, политическим доносом и уверяли: Нет у нас царя, кроме кесаря (Ин. 19, 15), - чтобы только совершилась казнь Человека, которого они еще совсем недавно приветствовали как Мессию, ждали, что Он освободит их от римского владычества и даст мировое господство, и которого возненавидели, как только Он не оправдал их властолюбивых надежд (поступок гнусный не только с человеческой, но и с «гражданской» точки зрения). Также простые римские солдаты, которые вообще были ни при чем, которым не было дела ни до Моисеева Закона, ни до «иудейского» Мессии, но все же не упустившие возможности поиздеваться над Узником, Одним из многих в их служебной карьере. Они плевали Спасителю в лицо, били по щекам и смеясь спрашивали: прореки, кто ударил Тебя? (Лк. 22, 64) В насмешку они одели Его в порфиру (одежду багряного цвета, которую имели право носить только цари) и шутовски кланялись, говоря: радуйся, Царь Иудейский! (Мф. 27, 29; Мк. 15, 18; Ин. 19, 3). А еще возложили на голову Христа терновый венец и били по нему палками, от чего шипы врезались в череп. Потом эти воины исполнили и свои прямые профессиональные обязанности: распяли Христа между двумя разбойниками.

Мотивы поведения всех этих людей вполне по-человечески понятны и современному человеку. С каждой из этих групп людей мы может в той или иной степени отождествить и самих себя. И это страшно. Страстная пятница кажется торжеством абсурда, какой-то дикой иррациональности. Сама церковная служба подчеркивает парадоксальность и немыслимость всего, что происходит в этот день: «Страшное и необычайное таинство ныне подлинно зрится: удерживается Неосязаемый; связывается Освободивший Адама от проклятья; Испытующий сердца и утробы (внутренний состав человека) беззаконно допрашивается, заключается в темницу Затворивший бездну; Пилату предстоит Тот, Кому с трепетом предстоят небесные силы; получает пощечины рукою создания Создатель; на [Крестное] Древо осуждается Судящий живых и мертвых; во гроб заключается Разоритель ада». Ради людей беспредельный, неприступный, непознаваемый, не поддающийся никакому человеческому определению Бог Сам стал Человеком, лежал Младенцем в убогих яслях для скота, скрывался со Святым семейством в Египте от гнева Ирода, как все люди, жаждал и испытывал голод, и вот, сейчас, Он, претерпевший невообразимые мучения и издевательства, умирает на кресте. «Солнце увидело невиданное им, - говорит святитель Игнатий (Брянчанинов, - и, не стерпевши увиденного, скрыло лучи свои, как человек закрывает очи при невыносимом для него зрелище: оно оделось в глубокий мрак, выражая мраком печаль, столько глубокую, как горька смерть. Земля колебалась и потрясалась под событием, совершившемся на ней.

Ветхозаветная Церковь растерзала свою великолепную завесу; так терзаются и не щадятся драгоценнейшие одежды при бедствии неотвратимом, решительном. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь». Тело Иисуса было положено во гробе богатого и праведного человека Иосифа Аримафейского. Наступила Великая Суббота, время покоя, ожидания самого радостного в истории события - Воскресения Христова. В Великую Пятницу в Православной Церкви совершают три богослужения. Утром служат Часы, за которыми вновь читают Евангелие о Страстях Христовых, в середине дня совершают вечерню с чином Выноса Плащаницы, а вечером - утреню Великой Субботы (сутки по церковному календарю начинаются с вечера) с чином погребения Плащаницы. Плащаницей называют плат с изображением в рост Господа Иисуса Христа, лежащим во гробе. Плащаницу устанавливают на возвышении в центре храма, умащают благовониями в память о том, как жены-мироносицы приносили ароматы, чтобы помазать ими Тело погребенного Христа, украшают цветами. На Плащаницу обычно кладут Евангелие, а перед ней ставят кадильницу, постоянно воскуряющую фимиам. Перед Плащаницей положено полагать земные поклоны, прикладываться к ней. Все богослужения Великой Пятницы и Великой Субботы начинаются и завершаются не в алтаре, а перед Плащаницей.

122 03.05.2013